Поиск по сайту:
Главная страница » Каталог статей » О метрологии » Голубев С.С., "Движение к точке прорыва. О направлении современного развития российской метрологии"

Движение к точке прорыва. О направлении современного развития российской метрологии




"Главный метролог" №6 2017 г.

Голубев С.С., кандидат технических наук, заместитель Руководителя Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт), Москва.



Среди множества естественно-научных дисциплин наука об измерениях, или метрология, занимает особое положение. Во-первых, она обеспечивает другие отрасли знания тем необходимым инструментарием, без которого невозможна никакая постановка технического эксперимента, его воспроизводимость. Во-вторых, именно это последнее свойство является основой всякой, без исключений, технологии. И потому метрология выступает как один из ключевых факторов технического прогресса. И, наконец, в-третьих, в обществе метрология играет роль одного из регуляторов социально-экономических отношений, принадлежит сфере государственного управления и в силу этого оказывает влияние на социальное развитие в целом.

В апреле 2017 г. Правительство РФ утвердило новую «Стратегию обеспечения единства измерений в Российской Федерации до 2025 года». О том, какой новый вектор в развитии национальной метрологии задается этим документом, и какое это будет иметь значение для страны и общества, рассказывает заместитель Руководителя Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии, кандидат технических наук, Сергей Сергеевич Голубев.

Заместитель Руководителя Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии, кандидат технических наук Сергей Сергеевич Голубев.

В 2005 г. закончил Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова по специальности «Физика». В 2005-2012 гг. работал в Федеральном государственном унитарном предприятии «Всероссийский научно-исследовательский институт метрологической службы» (ФГУП «ВНИИМС»), где прошел путь от младшего научного сотрудника до начальника лаборатории. Здесь же учился в аспирантуре и защитил кандидатскую диссертацию на тему «Разработка и исследование методов и средств метрологического обслуживания сканирующих зондовых микроскопов». С 2012 г. занимал должность заместителя начальника, а позже начальника Управления метрологии Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт). В 2015 г. назначен заместителем Руководителя Росстандарта.


Сергей Сергеевич, как, по вашему мнению, соотносятся между собой развитие национальной метрологии и развитие страны?

В оценке значимости метрологии для развития страны можно выделить несколько аспектов. Во-первых, следует вспомнить те штампы, те традиционные обороты, которыми изобилует едва ли не каждая вторая статья о метрологии. В них обычно пишут, что «измерения пронизывают нашу жизнь, окружают нас повсюду, как в быту, так и в промышленном производстве, при обеспечении безопасности» и т.п. Однако, тем не менее, от того, что эти тезисы повторяются, они не становятся ложными.

Во-вторых, развитие современных измерительных технологий и средств измерений, в первую очередь, высокотехнологичных, по моему мнению, служит точками роста, как в промышленности, так и в науке и экономике в целом. Так происходит потому, что речь идет о высокотехнологичном производстве, дающем рабочие места для высококвалифицированных, высокообразованных специалистов, специалистов-тех-нарей. Тем самым они получают возможность не уезжать за рубеж спустя несколько лет после окончания технических высших учебных заведений, чтобы работать в Англии и в США, например, на заводах Fluke, а трудоустроиться здесь по той же самой специальности, имея более чем достойную оплату труда и более чем уважаемую профессию.

И, наконец, в-третьих, возьмем чисто научный аспект. Если посмотреть на нобелевские премии за последние лет 40, то как минимум треть из них на самом деле имеет непосредственное отношение к метрологии. Понятно, что хотя нобелевские лауреаты - выдающиеся ученые, однако в науке сейчас не век одиночек, и результаты, удостаиваемые столь высокой награды, все-таки, как правило, на самом деле плод коллективного труда. Так вот значительная его доля приходится на работы, выполненные в том числе в национальных метрологических институтах. Поэтому метрология без преувеличения может быть отнесена к точкам роста - точкам кристаллизации научного знания.

В частности, именно поэтому я, окончив физический факультет МГУ, тем не менее, пошел работать в метрологический институт - ВНИИМС. И хотя моя нынешняя деятельность связана с выполнением чисто административных функций и к науке имеет достаточно малое отношение, однако моя работа во ВНИИМС была безусловно интересной и позволила мне реализовать многие амбиции, в том числе в научном плане. Кстати, по тематике, связанной с зондовой микроскопией, которой я занимался, были в свое время получены не одна нобелевская премия, начиная от разработки метода и инструмента и заканчивая конкретными их применениями. Одним из этих последних, удостоенных нобелевской награды, стала работа Андрея Гейма и Константина Новоселова. Они открыли графен и изучали его свойства. Зондовая микроскопия в их исследованиях послужила инструментом изучения поверхностных моноатомных слоев, инструментом познания новой кристаллической структуры вещества.

Мне приходилось слышать пренебрежительную оценку метрологии, высказываемую учеными других специальностей. Дескать, «вы, ребята, чем-то там занимаетесь, гири пилите, линейки режете - удачи вам во всем этом: рулетки вон в магазине продаются». На самом деле разработка и использование высокотехнологичных средств измерений -это, как следует из приведенного примера, передний край науки и техники, труд, связанный с познанием структуры материи. И я думаю, что для любого выпускника институтов и высших учебных заведений первого уровня работать в области метрологии - достойная точка приложения усилий.

Вы сказали, что развитие метрологии стимулирует появление точек роста в науке и экономике. Каким образом это отразилось в задачах, решаемых новой «Стратегией обеспечения единства измерений в Российской Федерации до 2025 года»?

Меня часто спрашивают люди, далекие от нашей профессии: «Слушай, а что такое метрология?» На самом деле этот вопрос не такой праздный, как может показаться. Потому что, с одной стороны, чисто этимологически, последняя часть наименования сферы деятельности, «-логия», образованная от греческого «логос», указывает, что данная область относится скорее к науке или научному знанию. Но, с другой стороны, в ней в то же время присутствует такой раздел, как, например, законодательная метрология, которая уж точно наукой не является. Если судить по этому названию, то оно, скорее, соответствует такому специфическому разделу права или, быть может, разделу технического регулирования. А еще метрология - это действительно весьма замкнутое сообщество метрологов. По самой своей сути понятие, о котором мы сейчас говорим, достаточно сложно и, наверное, не может быть определено одним-двумя словами. Оно включает множество составляющих: и научную, и технологическую, и законодательную, и социальную (поскольку, как я уже сказал, существует специфическая социальная прослойка). Поэтому и развитие метрологии - также процесс многосторонний, имеющий различные социально-экономические проявления и позволяющий при необходимости сосредоточить внимание на некоторых из них.

Когда мы говорим о новой Стратегии, то ключевое отличие нового документа от предыдущих состоит в том, чтобы перевернуть представление о главной задаче развития отрасли. И, по мнению коллег, нам до некоторой степени это удалось: по крайней мере, мы сделали шаг в данном направлении. До самого недавнего времени основной приоритет в развитии национальной метрологии отводился научной составляющей. Побывав на различных отраслевых конференциях, вы могли услышать, как метрологи, уважаемые члены профессионального сообщества, рассказывают о важности совершенствования эталонной базы, создании новых первичных эталонов, государственных эталонов, просто эталонов единиц величин. И с точки зрения Министерства образования и науки, это безусловно так.

Однако с точки зрения интересов государства, отрасль метрологии отнесена к сфере регулирования Министерства промышленности и торговли. Соответственно, Стратегия развития ОЕИ создавалась именно в рамках Минпромторга. Поэтому, хотя для меня, как ученого, научный аспект, я подчеркиваю, более интересен, однако, как для сотрудника министерства, администратора, он вторичен. Потому что моя задача состоит в том, чтобы использовать инструментарий, который дает метрология для развития промышленности и торговли. И если исходить именно из этого, то в фокусе нашего внимания, на первом плане, оказываются потребности потребителей, которые при этом весьма неоднородны. Они включают и потребности промышленных предприятий, и торговлю, и социальную сферу, и сферу обеспечения безопасности, понимаемой в самом широком смысле, т.е. не только безопасности государства, но и сложных технических объектов, несущих априори угрозу жизни и здоровью большого числа людей. Чтобы далеко за примером не ходить: повышение на полпроцента предельно допустимой концентрации газа в какой-нибудь шахте, грозит трагическими последствиями для сотен людей.

Поэтому главная задача, которую решает новая Стратегия, связана с формированием обеспечительного вектора в развитии национальной метрологии, как это, быть может, несколько обидно ни звучит для метрологов-профессионалов. Мы должны развивать нашу отрасль, как минимум, с оглядкой, а, может быть, и вовсе целенаправленно ориентируясь на все перечисленные группы потребителей. С ними мы уже плотно работали и планируем продолжать это в дальнейшем, чтобы понимать их текущие потребности и учитывать их в своем развитии. Но этого мало: очень важно научиться понимать перспективы изменения потребностей в части измерений. По существу, задача состоит в том, чтобы научиться предсказывать потребности, предсказывать точки роста и фокусировать наши усилия и наши ресурсы, в том числе материальные, и людские, и кадровые, на развитии именно тех направлений, которые будут востребованы в горизонте, скажем 5-15 лет. Это сегодня наиболее сложная проблема, и ее решению мы планируем посвятить ближайшие годы, сконцентрировав усилия наших лучших умов.

Если не ошибаюсь, еще В.В. Бойцов, руководивший Госстандартом в 1963-1984 гг., декларировал, что метрология должна иметь опережающее развитие. Так вот, сегодня мы этим похвастаться не можем. На данный момент это либо утерянная, либо никогда так и не достигнутая целевая функция. Какое их этих суждений в большей степени верно, мне трудно судить: я не был творчески активным человеком, личностью 30-40 лет назад. Но результат, как говорится, налицо.

Сейчас очень много ведется разговоров на тему переопределения основных единиц Международной системы СИ через фундаментальные физические константы, в частности, на тему переопределения эталона массы. И казалась бы, участие в этих инновационных разработках - вот оно, «опережающее развитие метрологии». Но давайте будем честными: в данном вопросе мы отстали навсегда. Нам гораздо проще купить ватт-весы и кремниевую сферу в Германии, чем повторять путь, который зарубежные коллеги начали 15 лет назад. Сейчас это совершенно бессмысленная история, такая же, как попытка на велосипеде догнать уходящий поезд. Конечно же, мы его догоним, сомнений нет, но, с точки зрения поставленной задачи, эффективным решением является купить необходимые для эталона материальные объекты, научить наших специалистов с ними работать и сосредоточиться на перспективе: на обнаружении следующей точки прорыва, точки кристаллизации, чтобы сконцентрировать свои усилия уже там.

Вот, собственно, на это и направлена новая «Стратегия обеспечения единства измерений в Российской Федерации до 2025 года».

Означает ли это, что совершенствование государственных первичных эталонов, их обновление, отходит на второй план, становится вторичным по отношению к главной задаче Стратегии?

Конечно, это не так. Одним из важнейших условий ее решения как раз и является обновление и совершенствование государственных первичных эталонов (ГПЭ). Я уже упоминал о грядущей реформе Международной системы СИ - событии, до которого осталось меньше года и которое произойдет в ноябре 2018 г. на XXVI Генеральной конференции мер и весов. Естественно, что российская национальная метрология должна соответствовать предстоящим изменениям. Наше государство активно участвует во всех работах по переопределению основных единиц СИ. Российские представители трудятся и в соответствующем Консультативном комитете МКМВ, и в Международном бюро мер и весов. У нас по этой тематике масса рабочих контактов с ведущими метрологическими институтами стран-партнеров. Соответственно, на национальном уровне подготовка к переопределению единиц СИ включает приобретение и ввод в эксплуатацию необходимых блоков той большой и комплексной системы оборудования, которой являются государственные первичные эталоны. К примеру, в прошлом году мы ввели в строй новый массовый компаратор - вакуумный, самый современный, самый лучший из аналогичных приборов в мире. Мы его приобрели, за два года установили и ввели в эксплуатацию во ВНИИМ им. Менделеева. В качестве гирь, хранящих единицы массы, будут выступать кремниевые сферы. Они тоже уже имеются в наличии. Полагаю, что хоть не в ближайшее, но в достаточно близкое время сможем закупить какую-нибудь модель ватт-весов, которые доступны на этом узком рынке высокопрофессионального оборудования.

Конечно, быть может, обновление и совершенствование государственных эталонов происходит у нас не так быстро, как кому-то хотелось бы, но здесь мы упираемся в несколько проблем. Они проистекают из того, что ГПЭ - это, как правило, не «один ящик» или «одна коробка», которые можно разобрать, перепаять, усовершенствовать или даже «старый выкинуть - новый поставить». На самом деле речь идет о большом комплексе, включающем специализированное высокоточное оборудование, методическую документацию, обученный персонал и т.д.

Из перечисленного самый дорогостоящий элемент - все-таки, конечно, оборудование. Естественно, что, как правило, мы не можем позволить себе взять и обновить его целиком и сразу, т.е. приобрести полностью весь новый комплект, поскольку денежные средства на совершенствование выделяются по определенным планам, графикам, правилам. Поэтому мы решаем задачу постепенно. Оборудование разделяется на логические составные части (как это происходит, я объяснил на примере эталона массы), и затем производится их поочередная замена. Это вынужденная мера, потому что какими бы большими ни были имеющиеся финансовые ресурсы, они, с одной стороны, ограничены, а с другой - должны распределяться между всеми видами измерений: от единиц массы до радиотехнических величин, от физико-химических параметров до характеристик ионизирующих излучений и т.д.

Другая проблема, лежит в профессиональной сфере и связана с кадровым потенциалом. Хотя, конечно, мы ее достаточно успешно преодолеваем, но тем не менее сложности присутствуют. Речь идет о поиске людей, которые, с одной стороны, достаточно молоды (30-40 лет) для того, чтобы их было перспективно учить, а, с другой стороны, одарены и талантливы, которые хотят участвовать в амбициозных проектах, готовы вкладывать в них свои усилия «здесь и сейчас» и посвятить этому всю жизнь. Естественно, что такие люди - единичны, уникальны, их надо выявлять и отсеивать еще на этапе высших учебных заведений, а затем вовлекать в нашу работу, обеспечивать им комфортную инфраструктуру жизни. Я считаю, что в целом этому мы научились и справляемся с задачей, но просто в силу того, что такие специалисты редки, их всегда мало, всегда не хватает. Но мы работаем над этим.

Тем не менее, несмотря на перечисленные трудности и ограничения, позиции Российской Федерации в международных метрологических рейтингах свидетельствуют, что обновление эталонной базы мы производим достаточно эффективно, успешно и пока не выпадаем из обоймы ведущих стран в части уровня наших первичных эталонов. Предметом нашей гордости служит тот факт, что по числу измерительных возможностей, т.е. по количеству величин, которые можем измерять с наивысшей в мире точностью, мы уже несколько лет занимаем вторую позицию. Даже с учетом того, что Германия по этому показателю уступает нам совсем чуть-чуть, и в любой момент мы можем поменяться местами, Россия в любом случае устойчиво входит в тройку мировых лидеров.

Сергей Сергеевич, каких качественных изменений в состоянии российской метрологии можно ожидать в результате решения задач, поставленных в новой Стратегии?

Ответ на этот вопрос представляет для меня некоторую сложность. Дело в том, что, как уже мы говорили в самом начале, я - «управленец из отрасли». Согласно американской школе менеджмента, это плохо, (знаю, о чем говорю: в свободное время мне довелось достаточно серьезно изучать различные системы управления). Это плохо тем, что я априори имею какие-то предустановки, смотрю на проблемы с тем багажом знаний, с тем опытом, с которым сюда пришел. По сути на мои управленческие решения оказывает всегда предзаданность их горизонта. Так вот, как администратор, я должен ответить на заданный вопрос примерно так: формулируя цели, которые должны быть достигнуты, мы, прежде всего, руководствуемся документами более высокого уровня.

Среди них, в первую очередь, нужно упомянуть стратегии внутригосударственные, в том числе стратегию развития государства в целом, стратегии развития промышленности, других смежных областей экономики. В этот же ряд, если говорить конкретно о метрологии, уже в близкое время, как мы ожидаем, должны добавиться Стратегия Международного бюро мер и весов и Стратегия Международной организации законодательной метрологии.

Поэтому наиболее очевидными результатами реализации новой «Стратегии обеспечения единства измерений до 2025 года» должны стать наше лучшее понимание и более полное удовлетворение потребностей российских пользователей метрологических услуг, а на международной арене - сохранение нашего статуса государства-лидера в части метрологических возможностей. Но я бы также хотел отметить еще одно важное направление, а именно - обеспечение безопасности. И хотя некоторые, в особенности, олдскульные коллеги убеждены, что оно в нашей отрасли связано с какими-то военными вопросами, однако метрология безусловно является одним из краеугольных камней в части обеспечения безопасности в широком смысле этого слова. Я считаю, что такая роль точных измерений в «мирных» областях человеческой деятельности не менее важная, а может быть и гораздо важнее.

Ранее я приводил пример с шахтой, можно добавить безопасность транспортных средств, производственных предприятий, других сложных технических объектов и т.д.При этом очень важно соблюсти, чтобы весь комплекс перечисленных вопросов не «провисал», а поступательно развивался в соответствии с прогрессом науки и технологий, с учетом общего развития общества в целом и при возможно более полной экономической целесообразности. Последнее могу проиллюстрировать на наглядном примере бытовых приборов водоучета.

Известно, что цена измерений растет экспоненциально от точности, с которой мы хотим их выполнить. Если исходить из чисто метрологических соображений, т.е. измерять точнее, как только можно, то может оказаться, что стоимость метрологического обеспечения средств измерений приблизится к стоимости тех коммунальных ресурсов, которые с их помощью измеряются и приобретаются. Это на самом деле экономический нонсенс. И в данном случае, очевидно, что точность надо загрублять, а стоимость соответствующего метрологического обеспечения снижать.

Сергей Сергеевич, большое спасибо за интересную беседу.

Беседовал Гордеев К.Ю.


Добавить комментарий


Главная страница » Каталог статей » О метрологии » Голубев С.С., "Движение к точке прорыва. О направлении современного развития российской метрологии"