Поиск по сайту:
Главная страница » Каталог статей » Статьи о МО » Исаев Л.К., "Особенности метрологической прослеживаемости в России"

Особенности метрологической прослеживаемости в России

ООО Госнорм



Л.K. Исаев,

доктор технических наук, профессор, ФГУП «ВНИИМС», Москва, isaev-vm @ vniims.ru

"Главный метролог" №3 2017 г.


В соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации от 19 апреля 2017г. №737-р утверждена «Стратегия обеспечения единства измерений в Российской Федерации до 2025 года» (далее - Стратегия), что должно активизировать правовую деятельность по обеспечению единства измерений.

В известной мере это коснётся и аккредитационной деятельности как в части номенклатуры, так и в части необходимых ресурсов для выполнения работ по первичной аккредитации и последующему мониторингу компетентности испытательных и калибровочных лабораторий.

В докладах на ММИФ уже обсуждалось, что сегодня силами одних и тех же людей на одном и том же оборудовании выполняется несколько видов работ, компетентность исполнения которых приходится аккредитовывать по отдельности, перегружая, с одной стороны, бюджет организаций неоправданными затратами а, с другой, Росаккредитацию излишним объемом работ. Такая ситуация заведомо снижает число лабораторий, аккредитованных для выполнения калибровочных работ, доля которых относительно поверочных работ, согласно новой Стратегии, должна, наоборот, резко возрасти. Но данная проблема не единственная, которая препятствует достижению таких показателей. Другая состоит в том, что в России и во всем мире становление калибровки происходило различным образом. На Западе, а прежде всего в США, продвижение этого вида определения и подтверждения действительных значений метрологических характеристик и пригодности к применению средств измерений (СИ) обусловливалось потребностями рынка. На рубеже 50-х - начала 60-х годов имело место активное развитие приборостроения, видов измерительной техники, типов СИ. Оно сопровождалось мощной конкуренцией между компаниями-производителями, для которой поверка, как функция государственного администрирования, стала служить тормозом. Государство не успевало, да и не хотело вмешиваться в эти рыночные отношения.

В значительной мере из-за необходимости сохранения роли государства в социально значимых для населения сферах - торговле, здравоохранении, безопасности и охране окружающей среды, во Франции в 1955 г. возникла межправительственная Международная организация законодательной метрологии (МОЗМ). Все средства измерений, входящие в указанные сферы, подлежат испытаниям с целью утверждения типа и последующей регулярной поверке, т.е. государственному метрологическому контролю. А чтобы и развитие СИ сохранить в нормальном состоянии, и конкуренцию стимулировать, и содействовать совершенствованию измерительной техники, государство было вынуждено частично делегировать свои полномочия по поверке негосударственным структурам, функционирующим, однако, под жёстким государственным контролем. Например, в некоторых странах на законодательном уровне ограничивают номенклатуру поверяемых средств измерений, оставляя остальной парк средств измерений для калибровки. Она же, будучи добровольной, тем не менее оказалась выгодной компаниям, поскольку позволяла оперативно получать необходимые сертификаты, подтверждающие метрологические характеристики производимых приборов. Благодаря этому, калибровка быстро стала доминирующим видом аттестации измерительной продукции.

Исторически преимущества калибровки получили высокую оценку у военных метрологов. Уже в 1958 г. командование ВВС США выпустило «Требования по калибровке к бортовому измерительному оборудованию». Спустя год, аналогичным образом поступили в ВМФ США, а в 1960 г. для всей армии был выпущен первый военный стандарт по калибровке -MIL-STD-45662A “Calibration Systems Requirements”. С этого же года произошло сокращение государственных лабораторий мер и весов, занимающихся поверкой. Их число уменьшилось до одной на штат, а номенклатура используемых методик стала крайне небольшой, ограничившись измерениями весов, расходометрией и т.п. Все остальное перешло к калибровке. К 1995 г. гражданские требования по калибровке подтянулись к военным, и в США был принят единый общий стандарт ANSI/NCSL Z540-1-1994, который и стал основным в передаче размерной единицы. Что касается поверки, то в США, например, в каждом штате существует единственная лаборатория мер и весов, которые объединены в добровольную организацию - Национальную Конференцию по мерам и весам (NCWM). Ранее она замыкалась на НИСТ (NIST) в организационно-методическом плане, а теперь организационно возглавляется самостоятельным органом, не связанным с НИСТ, но методическое руководство осталось за национальным метрологическим институтом. NCWM имеет систему общих документов на всю номенклатуру поверяемых приборов, требования к испытаниям и поверкам средств измерений. Однако - некоторые пункты ряда основополагающих документов не применяются в некоторых штатах, исходя из интересов данного штата.

Совершенно иначе развивалась ситуация в России, где прослеживаемость со времен Советского Союза реализовывалась через привязку к эталонам й, соответственно, через поверочные схемы. В СССР передача эталонных значений или результатов измерений происходила практически полностью через поверку - государственную, обязательную, или ведомственную. А калибровка (в современном понимании) практически не применялась. Ещё со времён М.Ф. Маликова калибровкой у метрологов называлась ПОВЕРКА многозначной меры или набора мер посредством совокупных измерений.

Но это никак не сказывалось на взаимодействии с международными метрологическими организациями. Деятельность в рамках МОЗМ ограничивалась такими сферами, как торговля, здравоохранение, безопасность и охрана окружающей среды, которые принадлежат к обязательному государственному администрированию и, соответственно, обязательной поверке, а Международный Комитет мер и весов только в 1979 г. принял Рекомендацию Рабочей группы МБМВ «Выражение экспериментальных неопределённостей» из-за трудностей оценки однородных национальных эталонов при международных сличениях. Только в 1993 г. под эгидой 7 международных организаций было издано «Руководство по неопределённости измерений», перевод которого был осуществлён метрологами ВНИИМ им. Д.И.Менделеева в 1999 г.

В 1993 г. был принят первый Закон Российской Федерации «Об обеспечении единства измерений», в котором впервые на законодательном уровне были указаны основные организационные вопросы калибровки. Ни прослеживаемость, ни неопределённость не упоминались, более того очень долго калибровку практики пытались представить разновидностью ведомственной поверки. Несмотря на создание Российской системы калибровки, калибровка оставалась экзотической процедурой, потому что в статье 23 было написано, что «средства измерений, не подлежащие поверке, МОГУТ подвергаться калибровке» (соответственно, подразумевается, что могут и нет). Так продолжалось до 1999 г.

После подписания в Париже в 1999 г. Договорённости о взаимном признании национальных эталонов (СІРМ MRA) по результатам сличений эталонов появились однозначные требования по оценке неопределённости для национальных эталонов. Однако - в рамках этой Договорённости появилась и ещё специальная база данных в МБМВ - по калибровочным и измерительным возможностям (СМС) каждой страны. И опять потребовались усилия по оценке неопределённостей характеристик исходных для страны эталонов. Все эти действия находятся на верхнем метрологическом уровне, на котором в России соблюдается принятый в мире порядок и взаимное международное признание результатов измерений и калибровок обеспечено.

Но несколько лет тому назад Росаккреди-тация начала интенсивно готовиться к вступлению в ИЛАК *. Среди документов, необходимых для этого, в частности, присутствует «Политика Росаккредитации по прослеживаемости результатов измерений». В этом документе записано, что метрологическая прослеживае-мость - это «свойство результата измерения, в соответствии с которым результат может быть соотнесен с основой для сравнения через документированную непрерывную цепь поверок и калибровок, каждая из которых вносит вклад в неопределенность измерения». И здесь имеется отличие от западного понимания прослеживаемости, где речь идет только о калибровках. Со стороны России эта поправка вынужденная, потому что именно через поверку идет в России передача единицы величины в соответствии с государственными поверочными схемами. Тем не менее, ИЛАКовские чиновники с такой формулировкой Согласились. Приняли они и другое наше «приближение к российским реалиям», касающееся цепи метрологической прослеживаемости. Ее в упомянутом документе записали как «последовательность эталонов и поверок/калибровок, которые используются для соотнесения результата измерения с основой для сравнения». Все это в ИЛАК было представлено официально и возражений там не вызвало.

Тем не менее, надо понимать, что правила этой организации не противоречат российскому Закону «Об обеспечении единства измерений» (№ 102-ФЗ), т.к. в его статье 2 п. 18 прослежи-ваемость определена как «свойство эталона единицы величины, средства измерений или результата измерений, заключающееся в документально подтвержденном установлении их связи с государственным первичным эталоном или национальным первичным эталоном иностранного государства соответствующей единицы величины посредством сличения эталонов единиц величин, поверки, калибровки средств измерений». В соответствии со сказанным, у нас прослеживаются и эталоны, и средства измерений, и результаты, но о калибровках упоминается лишь вскользь, а вклад неопределенностей и вовсе опущен. Национальное законодательство, которое, конечно же, приоритетно, сориентировано на поверку, а политика ИЛАК по прослеживаемости результата измерений является частным случаем нашей схемы. Необходимо в административном порядке внести ясность в обязательность аккредитации для выполнения калибровки. В настоящее время она хотя законодательно и предписана, но на самом деле целесообразна лишь в том случае, когда вы ведете торговлю с зарубежными странами, и вам важно представить свидетельство калибровки в лаборатории, которая признана в ИЛАКе. Или отечественный заказчик по каким-то причинам нуждается в сертификате калибровки от аккредитованной лаборатории. Может быть, надо ввести уровни аккредитации либо оставить аккредитацию внутренних лабораторий на усмотрение её владельца. И здесь в качестве примера можно привести положение дел в Германии. У них есть DKD - Deutsche Kalibrierdienst. Она включает элиту калибровочных лабораторий, за деятельность которых в какой-то мере отвечает государство и которых всего около 1,5 тысяч. А общее число таких подразделений в стране - несколько десятков тысяч.

И в заключение хотел бы обратить внимание еще на один нюанс. Обычно термин traceability переводится с английского языка как «просле-живаемость». Но в нем содержится оттенок не только технический, но и исторически-организа-ционный, больше относящийся к месту и времени происхождения чего-то откуда-то, например, материала из какой-то страны. Чтобы отделиться от этого смысла, в метрологии употребляется термин «метрологическая (metrological) просле-живаемость». Однако в последние несколько лет зарубежные метрологи пришли к выводу, что терминологически правильнее употреблять не metrological, a measurement traceability, т.е. не метрологическая, а измерительная просле-живаемость. Такое понимание, по-видимому, может найти отражение в новой редакции стандарта ISO/IEC 17025:2017 «Общие требования к компетентности испытательных и калибровочных лабораторий»


* ИЛАК - международная организация по аккредитации лабораторий (НАС - International Laboratory Accreditation Cooperation)


Добавить комментарий


Главная страница » Каталог статей » Статьи о МО » Исаев Л.К., "Особенности метрологической прослеживаемости в России"